Рекомендации Рабочей группы против коррупции в Госгеологии: надо точнее и о другом!

Вот уже больше двух месяцев работает антикоррупционная Рабочая группа Совета обороны. Мы всячески приветствуем ее деятельность, по мере приглашения принимаем в ее работе участие. 31 января СМИ обнародовали выработанные Рабочей группой рекомендации по преодолению системной коррупции в Госгеологии. Мы вынуждены не согласиться с некоторыми из них и считаем, что акценты нужно расставить совершенно по-другому. Сегодня мы направляем в Рабочую группу открытое обращение с нашими предложениями:

Рабочая группа Совета обороны
Кыргызской Республики по контролю
реализации государственной
стратегии антикоррупционной политики

Группа по демонтажу системной коррупции
в Государственном агентстве
по геологии и минеральным ресурсам

Открытое обращение

6 февраля 2014 г.

31 января 2014 года в СМИ распространена информация о том, что эксперты Рабочей группы предложили ряд мер по демонтажу системной коррупции в Государственном агентстве по геологии и минеральным ресурсам.

Изучив эти рекомендации, мы считаем нужным срочно привлечь Ваше внимание и внимание Ваших уважаемых экспертов к тому, что некоторые из предложенных мер являются совершенно неадекватными по возможным последствиям, а некоторые наоборот создают условия для коррупции.

В этом обращении мы также приводим свои предложения по антикоррупционным мерам в Госгеологии, основанные на прямых опросах недропользователей и информации о том, что сейчас творится в этом Агентстве.

Предложение заменить все аукционами

Предложение “исключить практику прямых переговоров и предоставлять права пользования недрами только путем аукционов и конкурсов” звучит очень антикоррупционно, но тем не менее рискует – в случае реализации – полностью похоронить и без того почти “убитую” геологоразведку в стране.

Во всем мире различается порядок предоставления уже разведанных, имеющих доказанную ценность участков недр, и участков, чья ценность неочевидна и которые предоставляются для поиска и разведки.

Участки, имеющие доказанную ценность, действительно, лучше предоставлять через аукционы и конкурсы. Однако, аукционная процедура бессмысленна для участков, на которые изначально претендует только один претендент. Действующее кыргызское законодательство дает возможность получить такой участок только после проведения двух несостоявшихся аукционов. Очевидно, что это исключает какое бы то ни было инвестиционное планирование, а также создает коррупционные риски – ведь сроки аукционов определяет Госгеолагентство.

Участки же, которые не имеют доказанной ценности, во всем мире распределяются по праву первой заявки. Такие страны с развитой системой горного права как США и Канада – тому пример. Зачем проводить аукцион по участку, даже не нанесенному на карту как перспективная площадь, после того, как кто-то заявил о желании рискнуть и вложиться в его разведку?

Сказочные богатства недр Кыргызстана – миф, распространяемый не очень компетентными людьми. Помимо общеизвестного Кумтора, Джеруя и пр., недра страны действительно имеют перспективные залежи, но им еще нужно серьезно бороться за интерес инвесторов, которые выбирают из более, чем 180 стран мира! Вложения “пионерских” компаний в инициативную геологоразведку – это рабочие места, налоги, социальная поддержка местных жителей, а также потенциал открытия новых месторождений. Заставлять каждого инициативного заявителя по не нужному пока никому объекту проходить два “пустых” аукциона, означает просто потерять его как инвестора.

Мы – антикоррупционная организация. И тем не менее мы выступаем наоборот за сокращение числа участков, которые должны распределяться через аукционы. Либо выставьте их все разом в течение 3-4 месяцев на аукцион и убедитесь, что многие поисковые участки останутся вообще без заявок!

Введение дополнительной административной ответственности

По предложению: “Ввести административную ответственность за сверхнормативные потери, за неполное извлечение полезных ископаемых,…”

Уважаемые эксперты. Практика реально работающих в Кыргызстане горных компаний показывает, что чем больше чиновники вводят всякой разной “ответственности”, тем шире поле для коррупционных договоренностей.

Что касается конкретно сверхнормативных потерь, то промысловики-практики с готовностью пояснят Вам, что иногда потери, превышающие заранее определенные проектом уровни, невозможно предвидеть и предотвратить.

Возьмем в пример золото. В Кыргызстане средние промышленные содержания золота в россыпях варьируются от 0,1 до 0,4 грамма на кубометр. Золото мелкое, пылевидное, брать его сложно. Большинство россыпей относятся к наиболее сложному в разведке и разработке типу – где структуру продуктивного слоя очень сложно проследить с достоверностью. В Кыргызских россыпях почти не встречаются самородки. При таких геологических условиях “сверхнормативные” потери случаются постоянно. Равно как может случиться и превышения плановой добычи – если наткнуться на очень продуктивный пласт. Горные компании, работающие в этой сфере, уже УСТАЛИ от рэкета чиновников по вопросу санкций за несоблюдение уровней добычи. Не надо ухудшать эту ситуацию далее, вводя еще и административную ответственность.

Наоборот, мы считаем, что необходимо ввести в законодательству норму, по которой акт экспертизы независимого эксперта в горном деле о причинах снижения уровня добычи того или иного ископаемого, должен приниматься как безусловное основание для исключения финансовой ответственности недропользователя. Ответственность таких экспертов может подлежать обязательному страхованию, а злоупотребление правами эксперта – административной ответственности.

Наши предложения.

Мы предлагаем уважаемым членам Рабочей группы сфокусироваться на реальных проблемах, которые сейчас стоят перед недропользователями.

Первое.

Необходимо категорически исключить практику (действующую в Госгеологии до сих пор, несмотря на “антикоррупционную кампанию”), при которой поданные заявки не рассматриваются вовремя, а потом отклоняются на том основании, что “справки просрочены”. Это не единичный случай, а порочная практика. Она существует СЕЙЧАС. При этом компании-заявители несут прямые убытки, которые никто не компенсирует.

Заявка по любому вопросу, не рассмотренная в срок, должна считаться удовлетворенной. Аналогичная норма есть в налоговом праве (поэтому налоговые инспекции так следят за 30-дневным сроком!) и в законодательстве о лицензировании. Зачатки этой нормы уже есть в законе “О недрах” – в части невозможности местных акимов затягивать вопрос с землеотводом. Необходимо распространить это правило на все отношения с Госгеологией.

Пожалуйста, поймите, что коррупция – это не только прямое вымогательство денег. Это в том числе и создание условий, при которых нормально работать невозможно. На этом фоне обязательно возникнут коррупционные проявления – после того, как все убедятся, что нынешняя ситуация привела только к тупиковому хаосу и бардаку, как сейчас в Госгеологии.

Второе.

Мы уже неоднократно заявляли о правовых дефектах и откровенно коррупционных “закладках” в положениях законодательства об аукционах. Более того, по нашему заявлению Госмонополия провела анализ этих норм и признала в них правовые дефекты, уведомив об этом Правительство. Генеральная прокуратура уведомила нас о том, что также рассматривает вопрос принесения на эти нормы протеста.

Тем не менее, движения в этом направлении пока нет. А Госгеология проводит аукционы, результат каждого из которых можно легко оспорить, просто сославшись в суде на выявленные нестыковки и изъяны. Это отпугивает серьезных инвесторов, которые покупают лицензии для длительной работы, а не для короткой спекуляции.

Мы просим Рабочую группу обратить внимание на наши аргументы и предпринять в этом отношении меры по стимулированию Правительства и Госгеологии к приведению своей нормативной базы в полное соответствие с законами.

Третье.

Недропользователи обращаются в Госгеологию за множеством административных действий: продление лицензий, утверждение отчетов, уточнение условий лицензионных приложений, трансформация лицензий и пр. Решения по многим из этих вопросов принимает регулярно заседающая комиссия по лицензированию. Она – коллегиальный орган, заседает публично и поэтому избавлена от коррупционного торга с недропользователем по предметам рассмотрения (хотя на место коррупционному торгу сейчас пришел полный бардак и некомпетентность – и недропользователи не уверены, что это лучше…).

Коррупционный торг (вернее, скрытое или прямое вымогательство) происходит не на комиссии, а на этапе подготовки документов на комиссию. Что делать? Необходимо приказом по Госгеологии установить обязательность письменной формы для требований, заявляемых к лицензиатам специалистами Управления лицензирования недропользования на этапе подготовки их материала к рассмотрению комиссией. Если эти требования законны и обоснованны, недропользователь будет вынужден их выполнить. Однако, если эти требования не основаны на законе и произвольны, у недропользователя сразу возникнет формальное основание обжаловать их руководителю Госгеологии. Необходимо предусмотреть невозможность ссылаться на требования к документам, не заявленные письменно, в качестве оснований отрицательного решения на комиссии по выносимому вопросу. Это требование не уничтожит полностью волокиту и скрытое вымогательство, но создаст для руководителя Госгеологии прямой механизм контроля за действиями наиболее “проблемного” управления в ведомстве.

Четвертое.

Необходимо упростить пересмотр параметров технического проекта. Недропользование – сложный, живой процесс, и заранее невозможно предусмотреть все технические аспекты отработки месторождения. К сожалению, пересогласование отдельных аспектов технического проекта зачастую превращается в коррупционный процесс и(или) натыкается на волокиту и некомпетентность коллегиального органа – комиссии. Что делать? Необходимо раз и навсегда определить, что государство должно вмешиваться в технические решения недропользователя только для обеспечения безопасности работ, экологии и защиты недр. При соблюдении этих интересов технические параметры работ могут изменяться компанией в упрощенном порядке.

Пятое

Необходимо исключить размытость требований к документам, представляемым на лицензирование. Хватит от одних заявителей требовать одного, а от других – другого. Что делать? Необходимо рекомендовать Госгеологии установить единообразные требования как минимум к документам о наличии финансирования работ на участке / месторождении. Признать раз и навсегда, что ни один документ не может в полной мере гарантировать наличие у компании финансов в каждый момент исполнения технического проекта. Деньги со счета можно снять, кредитная линия может быть изменена, кредитор может на полностью законном основании отказаться предоставлять очередной транш и пр. Остановиться на финансовом регулировании недропользования. Пусть недропользователь платит повышенный сбор за удержание лицензии, а то, откуда он возьмет финансы, пусть будет его проблемой. Не платит за удержание – аннулируйте лицензию. В этих условиях обычной справки инвестора о его источниках финансирования проекта должно быть достаточно, не заставляйте инвесторов отвлекать финансы только для того, чтобы продемонстрировать их Госгеологии в момент получения лицензии, это лишнее бремя для компании и только плодит коррупцию.

Уважаемые члены Рабочей группы. Мы просим Вас рассмотреть хотя бы эти начальные предложения для того, чтобы у недропользователей, работающих с Госгеологией каждый день, появилась какая-то надежда.

А “создать лабораторию”, “внедрить электронную базу”, а также пролоббировать другие креативные способы потратить бюджетные деньги по разделу Госгеологии, как Вы рекомендовали 31 января, мы еще успеем.

С уважением,
Назира Раимкулова
Директор фонда

Оставить комментарий

Связанные новости